Мусульманки в науке

Число женщин-ученых в исламском мире превышает средние показатели по планете. Однако это количество не переходит в качество, и вклад их в развитие мировой науки практически незаметен, считает консультант по науке и инновационной политике, основатель сайта Muslim-Science.com и Фонда инноваций Пакистана Атар Усама.

Скромное участие женщин в научной работе, особенно в высших эшелонах, является, пожалуй, одной из наиболее стойких и медленно поддающихся изменениям характеристик сегодняшнего ученого мира.

Причины этого во всем мире одни и те же: прежде всего это отношение общества и культурные традиции, а также семейные обязанности. Но примечательно, что в мусульманских странах ситуация несколько отличается.

С первого взгляда на статистические данные вырисовывается довольно интересная, хотя и не вполне отражающая истинное положение вещей картина.

Например, по данным доклада за 2012 год об участии женщин в научных исследованиях, составленного турецким Центром статистики, экономики, социальных исследований и обучения для исламских стран, положение в государствах  Организации Исламской конференции  сложилось далеко не безвыходное.

33 процентов ученых-исследователей в странах ОИК являются женщинами – выше среднемировых 30,3 процента и 25,7 процента в развитых странах.

Получается, что в мусульманских странах вовлеченность женщин в науку в среднем выше, чем в Европейском Союзе и многих развитых азиатских странах, таких как Япония, Сингапур и Южная Корея.

Количество должно перейти в качество

Но эти обнадеживающие  цифры отражают только половину всей картины. На самом деле подавляющее большинство женщин, занимающихся наукой в странах-членах ОИК, даже и не мечтают о научной карьере.

«ОИК представляет собой одну пятую часть населения мира и более одной четвертой части развивающегося мира. Первым божественным посланием ислама было «читай». Но в некоторых странах региона неграмотны более половины взрослого населения, и более 70 процентов женщин», – говорится в опубликованном в 2005 году отчете ЮНЕСКО.

Кроме того, это «выше среднего» с количественной точки зрения участие в науке вовсе не подразумевает соответственно высоких результатов. Всего лишь две Нобелевские премии были присуждены ученым из стран-членов ОИК – и оба они были мужчинами.

Столь разительное несоответствие наводит на мысль, что, хотя во многих мусульманских странах женщин-ученых больше, чем на развитом Западе, трудятся они в основном на низших уровнях, редко достигая руководящих постов и добиваясь научного престижа.

В этом плане интересно сравнить недавно опубликованные рейтинги самых влиятельных женщин в Британии и в арабском мире. Представленный в популярной программе Би-би-си «Женский час» список 100 самых влиятельных женщин страны включает целый ряд ученых и профессоров, причем три из них входят в первую двадцатку.

Аналогичный список 100 самых влиятельных арабских женщин может похвастаться всего лишь пятью учеными, и ни одна из них в первую двадцатку не входит.

Конечно, ситуация далеко не равнозначная по всему  исламскому миру. Есть страны, такие как Иордания, Малайзия и Турция, где женщины-ученые занимают высокие должности и добиваются значительной известности. Есть и немало  других, например, Бангладеш, Египет и Пакистан, где женщинам создаются довольно благоприятные условия для занятий научной деятельностью, хотя определенные социальные препятствия все же существуют.

Даже Саудовская Аравия – пожалуй, одна из самых консервативных стран в мире – где доля женщин в науке составляет менее пяти процентов, похоже, претерпевает значительные изменения. Три из пяти ученых в списке 100 самых влиятельных арабских женщин были саудийками.

Примеры есть, их нужно лишь пропагандировать

Эти различия внутри стран-членов ОИК могут быть связаны скорее с культурными, чем с религиозными нормами, а также с различными темпами происходящих в их обществах перемен.

Но даже в этих странах не хватает известных женщин-ученых, а в подавляющем большинстве мусульманских стран они и вовсе не видны.

Многим странам ОИК следует поучиться друг у друга. Их организации и движения женщин-ученых должны пропагандировать по всему исламскому миру  вдохновляющие образцы для подражания,  пробуждая  в мусульманках веру в свои силы и интерес к науке.

Некоторые  женщины уже активно работают в этом направлении. Например, Нукет Йетис, возглавлявшая весьма успешно до недавнего времени Совет по научным и технологическим исследованиям Турции – вероятно, одна из самых заметных женщин в сфере науки в исламском мире. Достойный образец для подражания представляет и Хайят Синди, основательница открытого в прошлом году в Саудовской Аравии Института инноваций i2.

В Пакистане можно отметить Санию Ништар, основателя и президента неправительственной организации Heartfile, ратующей за реформу здравоохранения в стране.

Панарабские региональные стипендии, учрежденные в 2010 году компанией Л’Ореаль и ЮНЕСКО для выявления молодых женщин-ученых, стали еще одним шагом в правильном направлении. Однако этот материальный стимул позволяет лишь обнаружить таланты, а не признать их достижения.

На самом деле, принимаемые меры должны простираться гораздо дальше и глубже, чтобы произошли действительно заметные изменения. И в этом направлении организациям женщин-ученых  исламского мира предстоит еще длинный путь.

Английский вариант статьи опубликован на сайте africanbrains.net

Поделиться:

12 Июн. 2013 г.
наверх

ОБРАЗОВАНИЕ

Мусульманки в науке

Причины этого во всем мире одни и те же: прежде всего это отношение общества и культурные традиции, а также семейные обязанности. Но примечательно, что в мусульманских странах ситуация несколько отличается.

Дальше »

ИССЛЕДОВАНИЯ

Праздника много не бывает

Другое дело – школьники. Руководство учебных заведений страны в таких ситуациях проявляет солидарность с учениками-мусульманами, разрешая им пропустить «съеденный» паралельным праздником день.

Дальше »

БЛОГИ

#5 Как пришли к нам православие и ислам? (рассказывает Игорь Алексеев)

«И христианство, и ислам не были введены одномоментно. Если мы берем, например, Волжскую Булгарию, то ислам туда проникал через торговые, а, следовательно, культурные связи. И только после того, как уже…

Дальше »
наверх